• slide1
     
  • slide1
     


  •  






Вообще, Нариман-муаллим никогда не смотрел на людей свысока. И поэтому люди очень любили его, как скромного и душевного человека.

Подробнее...
032.jpg

Великий русский писатель Л.Толстой писал: «Хорошее дело побеждает все, но само никогда не бывает побеждено». Словно эти слова сказаны именно про Наримана Исаева.

Атакиши Гулиев

Таков был мой старший брат Нариман…

 

(Воспоминание сестры Солмаз) 

 

Как себя помню, Нариман для нас был недосягаемым, хотя между ним и мною разница всего шесть лет. Все в нем нас восхищает – это правда. Идут годы, а чувство восхищения остается. Ещё во время обучения в школе педагог, преподававший ранее нашей маме, предсказал Нариману большое будущее: так оно и случилось.

Когда началась война, ему самому было всего 11, а нам казалось, что он такой взрослый. Всегда объективный, скромный, ласковый, строгий – таким был наш старший брат. Особенно трогательным было его отношение к матери, его забота о ней.

Я никогда не видела, чтобы ему что-то трудно давалось: ни в школе, ни в институте. Он все схватывал на лету, хотя одновременно учился и в музыкальной школе, и, кстати, тоже успешно. Раз уж речь зашла о средней школе, вспомнила историю. Будучи мальчиком очень шустрым, таких обычно называют «непоседа», он нашалил, и маму вызвали в школу. Вернувшись из школы, она заплакала: нас, младших, мама могла поругать, поставить в угол, но только не Наримана. Он подошел к маме и сказал: «Не огорчайся, больше тебя никогда не вызовут в школу». И он сдержал свое слово.

Не могу не вспомнить его прекрасную игру на гобое, таре, фортепиано. Будучи музыкально одаренным, Нариман обладал абсолютным слухом, любил как азербайджанскую, так и европейскую музыку. Окончив технический вуз, он также прекрасно знал литературу и историю. Что в нем было ценно – он никогда не подчеркивал свое превосходство, всегда держался просто: как со взрослыми, так и с детьми.

Помню, когда мы получили квартиру, Нариман спросил, что подарить на новоселье. Я сказала – люстру, а он на эту же сумму купил для сына моего, Тофика, большую игрушечную машину для езды: «Люстру вы и сами купите, а машину – вряд ли». Каждый приход Наримана был праздником для всей нашей семьи; он был очень дружен с моим покойным супругом, который часто советовался по работе именно с ним.

Нариман был прекрасным другом, больше общался с людьми старшего поколения, чем со своими сверстниками, они его воспринимали как равного себе.

Как истинный патриот, он тяжело переживал события в Карабахе – он застал самое начало процесса. Его патриотизм проявился и в том, что он всех троих детей отдал в азербайджанскую школу. Когда я спросила, почему не отдал в русскую школу, Нариман ответил: «Азербайджан не должен оставаться без национальной интеллигенции».

Таков был мой старший брат Нариман. Я благодарна судьбе, что я росла рядом с таким Человеком.