• slide1
     
  • slide1
     


  •  






«Я близко знал Наримана Исаева с тех самых пор, как начал работать в качестве начальника строительного треста. Тогда мы заключали договора с коллективами, которыми руководил Нариман-муаллим, для выполнения необходимых строительно-монтажных работ

Подробнее...
017.jpg

Я знал Наримана Исаева как очень сильного специалиста, ответственного руководителя, человека, наделенного высокими моральными качествами, искреннего друга и надежного коллеги, качества настоящего мужчины – уверенного, принципиального, всегда соблюдающего этические нормы.

Садай Гулиев

«Все знали его как нравственного, глубоко порядочного человека…»

 

Тельман Оруджев,

бывший секретарь ЦК Компартии Азербайджана

 

С человеком, о ком я хочу рассказать, я познакомился в далеком 1975 г. Поначалу наше с ним знакомство носило заочный характер, но за короткий промежуток времени наши отношения обогатились взаимным уважением. Так получилось, что первый наш разговор был на несколько недовольной нотке, но с течением времени изменилось содержание, форма, структура общения, и все трансформировалось в приязненные отношения близких по духу людей. После того, как рассеялась дымка спора, возникшего вследствие отстаивания интересов дела, я понял, что открыл для себя очень интересного, искреннего, всесторонне развитого человека. Это был Нариман Агаевич Исаев.

В то время он руководил Главным Управлением по Монтажным и Специальным Строительным Делам. Через несколько лет Нариман Исаев вошел в состав правительства, став министром промышленности строительных материалов.

В первый год нашего знакомства я работал в Агдаме. В то время в районе строился большой перерабатывающий завод. На заводе шла работа по установке оборудования, испытаниям технической инфраструктуры. Дела шли медленно, и сдача завода в эксплуатацию в срок было под большим вопросом. И я довел свои опасения относительно возможных срывов по срокам до руководства республики. Реакция руководства была неожиданно быстрой и серьезной – два замминистра (Главное Управление по Монтажным и Специальным Строительным Делам приравнивалось к министерству) были командированы в район. Они непосредственно контролировали, а фактически руководили финальной фазой строительства.

Именно в это время мне позвонил Нариман Исаев, и он не скрыл недовольства в связи с подобным расширением рамок указанного дела, хотя и подтвердил правомочность поднятой мной тревоги. Я прекрасно понимал его – во всех концах республики строились заводы, и по мере приближения сезона, возрастало стремление побыстрее закончить строительство. А в республике не хватало профессиональных монтажников; большинство специалистов, осуществляющих наладку оборудования, были из числа прибывших из Грузии на заработки людей. Им выплачивались большие жалования.

Нариман-муаллим глубинно проанализировал эту часть работы, и стало понятно, что мы не учитываем истинные корни проблемы, а стараемся, во что бы ни стало реализовать свои планы. А корабли желаний и намерений зачастую разбиваются о суровые волны реальности, возводятся препятствия на желания людские. И Нариман Исаев простыми выкладками показал нам настоящее положение вещей – целиком, без остатка.

Осуществление широкомасштабных строительно-монтажных работ в Азербайджане было связано с приходом к руководству республикой Гейдара Алиева. В этой отрасли ощущался большой дефицит специалистов, и этот факт невозможно было умалчивать. Если не было высококлассных монтажников, это предопределяло большое количество аварий на производстве. Невозможно было исчислять количество аварий на заводах, произошедших по этой причине. С другой стороны, был невысок уровень и приемщиков оборудования на заводах. Они зачастую не могли разбираться в технологических процессах, и таким образом, различные факторы, переплетаясь, наносили еще более значительный вред.

В последующие дни Нариман-муаллим более квалифицированно разъяснил сущность проблемы, и у меня появилось ясное видение картины. Он как-то раз более откровенно коснулся существа вопроса, и заявил, что их умалчивание, по сути, невозможно – жизнь рано или поздно проявит их в еще более проблемной форме. Нариман-муаллим в этой связи упомянул один исторический эпизод, связанный со Сталиным. 1943-м году выросла потребность в военных самолетам. Но авиационным полкам сдавались самолеты в количестве, значительно уступающем требуемому. Это очень обеспокоило Сталина. Когда он выразил свои претензии руководству авиационной промышленности, они заявили, что производственный план выполняется с превышением. Складывалась странная картина: самолеты выпускаются в достаточном количестве, но они почему-то не поступают на фронт! Министр открыл Сталину неизвестную тому дотоле истину:

- Не хватает пилотов, поэтому боевые машины скапливаются на призаводских площадках.

После того, как истинное положение вещей стала известна Сталину, он взял под особый контроль подготовку военных летчиков.

Тогда же Нариман-муаллим сообщил, что по распоряжению Гейдара Алиева, совместно с комитетом по профтехобразованию разработана специальная программа, и в соответствие с данной программой был изменен профиль десятков ПТУ с ориентацией на подготовку строителей и монтажников.

Подобное вникание в суть проблемы со стороны Наримана Исаева ярко свидетельствовало о его дальновидности. Предпринятые им в то время шаги спустя годы дали весьма значительный результат. В последующие десятилетия в стране не ощущалось никакого дефицита в специалистах строительно-монтажного профиля. Действительно, конкретная работа Нариман-муаллима, его подход к делу позволили добиться судьбоносных изменений в этой важнейшей отрасли.

Нариман Исаев был очень принципиальным человеком, он умел защищать свою позицию. При этом он не обращал внимания на высокую должность оппонента. Помню, как-то на заседании правительства премьер-министр сделал ему необоснованное замечание, Исаев выразил свое возражение этому, и в довольно жесткой форме заявил: «Не втягивайте меня в авантюру, я осуществляю во вверенном мне участке лишь техническую политику. И вы сами тоже не занимаетесь политикой. Ибо, экономическую политику определяет Госплан СССР и партийное руководство республики, а мы все осуществляем реализацию этой политики. Как говорил Фридрих Великий, король Пруссии, мы – слуги, находящиеся на службе народа. И с учетом этого, было бы целесообразным не впадать в какие-то иллюзии, и знать свое место».

Председатель правительства, столкнувшись с подобной жесткой и решительной формой ответа, был вынужден прекратить этот спор.

На своем новом посту – в руководстве Министерства промстройматериалов, он также показал себя инициативным человеком, генератором новизны и новаторства. Вспоминаю, сколь много сил и энергии он вложил для выхода на промышленную мощность завода стеклотары в Нахчыване. И когда он вышел на правительство с инициативой значительно увеличить производство стеклотары, и тем самым покончить с импортом большого перечня стеклянной продукции, многие отнеслись к этой идее со скепсисом. Но он смог реализовать данную идею, и предопределить экономический суверенитет в конкретной области.

Он был очень открытым, искренним человеком. Нариман Исаев очень не любил проявление административного восторга, он личным примером доказывал бессмысленность подобострастия и чинопочитания.

Наримана Исаева нет среди нас. Но мы не забываем его. Ведь хорошие люди не забываются. Они являют собой некий эталон, и мы сравниваем с ними людей, с которыми встречаемся на жизненном пути. Да, о покинувших этот мир принято говорить хорошее, но обычно все это не идет дальше дежурных фраз. Возможно, это и правильный подход. Ведь еще древние римляне говорили: "De Mortuis aut bene, aut nihil" – «О покойниках (надо говорить) или хорошо, или ничего». Но говоря о Нариман-муаллиме, я не руководствуюсь этим принципом. В моих словах нет ничего неискреннего, или гиперболического. Его жизнь, его деятельность воистину достойны самых высоких оценок, самых высоких слов. И памятью о нем мы дорожим соответственно…

Каждый помнит о хороших людях, с которыми ему удалось встретиться на жизненном пути. Но лучшую книгу про них написал сам Творец. Милостью Всевышнего в их душу выгравированы нестираемые слова жизни и доброты. Само время бессильно перед этими словами. Да, смерть – величайшая из истин, но она бессмертна перед Истиной, приходящей от Творца. Хорошие люди – это драгоценные каменья человечества, и на всех нас лежит обязанность почитать их.

Про таких людей следовало бы петь гимн, я же всего лишь сказал несколько искренних слов про одного из лучших. Их памятник столь велик, что любой словесный пьедестал мал по сравнению с ним. Они никогда не покидают память знавших их, в момент воспоминаний они четко занимают подобающее им место в памяти человека. И Нариман-муаллим занимает в нашей памяти именно такое место, и я не могу считать его покинувшим нас навсегда. Ведь человек велик своей душой, своим моральным обликом».